Контакт

Телефоны:

(343) 374 41 90,

8 912 28 60 730

Горы наоборот

Парадоксальное место Мурзинка! Знаменитая Самоцветная полоса, откуда вывозились в былые времена тонны сокровищ, где кипел азарт, где и сейчас все это потихоньку ворочается: и камни, и страсти. Но как гор никаких не видно, так и все перипетии горщицкие скрыты где-то в глубинах.

На геологических картах не хватает красок, чтоб изобразить всю сложность строения здешних недр. А с дневной поверхности местность самая обыкновенная: небольшие увалы, луга и речные долины; Хребта Уральского уже не видно, остался на западе. Вот и говорят, что горы здесь растут внутрь земли, близко к поверхности вывернув свои глубинные пласты.

 Мурзинка – маленькое село, со следами некоторого былого благополучия в виде старых кирпичных домов. Школа закрыта и заброшена. Много пустых изб. Но существует хороший минералогический музей, носит имя знаменитого академика А.Е.Ферсмана, располагается в здании старинной церкви. Чуть восточнее селитьбы  показывают холм, заросший сосновым лесом. Оказывается, это и есть знаменитая гора Тальян, где рыли аметисты-тальянчики;  имя холму оставили итальянцы братья Тартари, еще в XVIIвеке отправленные сюда на поиски цветного каменья.

Издали пригорок как пригорок, но, попав под его сосновый полог, понимаешь, что события здесь происходили необыкновенные. Всё перерыто как будто на сто пятьдесят раз! Деревья выросли на отвалах, в ямах, вокруг глубоких закопушек и жерл маленьких шахт со сгнившими срубами. Потихоньку марево старинных страстей начинает сгущаться, и закрадывается мысль, а вдруг не все аметисты выужены из породы? Вдруг не заметили старатели какой-нибудь спрятавшийся в глине фатис? Мне-то проще, я столько лет занимаюсь журналом о ювелирных красотах и драгоценных камнях, столько их перевидала, не трясясь от алчности (наверное, поэтому и могу этим заниматься, что самой ничего не надо). А непривычные люди, найдя какой-нибудь кристаллик, иной раз как будто сходят с ума и готовы рыть и рыть глинистые края закопушек. В былые времена, когда находили килограммовые друзы, – представляете, какой азарт одолевал!

 

И все леса вокруг Мурзинки так-то вот перерыты. В одну из штолен, не очень старую – геологическую, годов семидесятых, – решаем спуститься. По очереди надеваем альпинистскую систему и лезем вниз по вертикальной лесенке из трухлявых шестов. Оп! – ступенька проломилась, проскальзываю до следующей, страшновато! Первый уровень с настилом из бревен, потом еще одна такая же хлипкая лестница. В шахте влажно, прохладно, и воздух совсем другой, земляной, целебный – если в малых дозах. Никаких самоцветов никто на сей раз не нашел, но рассказы о жилках, занорышах и великих удачах здесь звучат убедительно. Не зря же корячились предки!

Наша разношерстная компания состоит из людей, покусанных малахитовой коронованной ящерицей – кто давно и сильно попался, кто только что начал страдать каменной болезнью. Нам интересно, не смущает ни дождь, ни адское бездорожье, которое преодолевается на зверь-машине уазик. Добираемся к Алабашке. Когда-то здесь были деревни, а теперь осталось только кладбище со староверческими крестами. Называется это место Алабашское пегматитовое поле и являет собой образцовый геологический пример самоцветного месторождения. А в натуре – тот же лес, выросший заново на перерытом поле битвы за драгоценности.

 

Есть в окрестностях и следы промышленных разработок – отвалы копи «Ватиха», где добывали аметисты при советский власти в настоящих шахтах. Теперь они затоплены грунтовыми водами, и, конечно же, ходят слухи, что под воду ушли тонны и тонны разведанных самоцветов ювелирного качества. Возможно; но в отвалах мы почти ничего не нашли. Пара маленьких кристалликов с чуть заметным фиалковым отливом – а все же радость!

На юг от Мурзинки – село Кайгородское с огромными древними старательскими избами; здесь покупают дома современные обожатели камня. На восток – Нейво-Шайтанский, где еще недавно были руины фабрики «Уралкварцсамоцветы» с брошенными кучами цветных камней. В этом поселке есть небольшое предприятие по выделке каменных бус. Самое простое и самое древнее украшение! Слегка обработанный халцедон и льдистый кварц в длинных нитях очаровывает, прельщает; скорей покупать и бежать прочь, иначе камень схватит – а не ты его.

Нет в этих краях эффектных скальных красот, нет великолепия горных уральских пейзажей или выдающихся сооружений. Но кончится историческая пауза, и снова здесь будет круговерть событий, страстей, камней, людей… уже оно назревает…